Николай Егорович Касторский (1799-1814)

Дата публикации: 08.12.2004

Подполковник Касторский Николай Егорович поступил на службу в Фельдъегерский корпус в период его формирования в 1797 году рядовым фельдъегерем и сразу зарекомендовал себя с положительной стороны. Хорошая воинская выправка, четкость и точность при выполнении поручений, дисциплинированность и исполнительность, присущие Касторскому, обратили внимание начальства, и он быстро стал продвигаться по службе. Так, уже 19 ноября 1798 года фельдъегеря Касторского, одного из первых в корпусе, за ревностное исполнение служебных обязанностей произвели в чин подпоручика, а спустя несколько месяцев он становится командиром Фельдъегерского корпуса и получает чин поручика.

Н.Е. Касторский принял командование от капитана Шелганина тогда, когда круг служебных обязанностей фельдъегерей не был четко определен, не имелось и нормативных документов, регламентирующих деятельность корпуса, права и обязанности командира и личного состава. Сам командир корпуса и наиболее подготовленные офицеры и фельдъегеря: Л.Л. Безлер, С.М. Дюжаков, Е.Ф. Штос выполняли наиболее ответственные поручения специального характера, обеспечивая доставку посланий и Указов императора Павла I по России и за границу.

Весной 1801 года личному составу Фельдъегерского корпуса выпала ответственная миссия – доставлять по стране адресованные губернаторам и другим должностным лицам Манифесты о восшествии на российский престол императора Александра I – старшего сына убитого заговорщиками в ночь с 11 на 12 марта Павла I. А вскоре после коронации в Москве нового монарха все офицеры и фельдъегери во главе с его командиром дали Клятвенное обещание. Как свидетельствуют архивные документы и награды, занесенные в послужной список Н.Е. Касторского, он сдержал данную клятву – верой и правдой служил императору и неизменно пользовался его доверием и благосклонностью. Он продолжал комплектование корпуса надежными фельдъегерями, на должном уровне поддерживал в коллективе дисциплину и порядок. 5 ноября 1802 года Касторский был произведен в капитаны, а спустя три года за отличие по службе – в майоры, став, таким образом, первым штаб-офицером в Фельдъегерском корпусе.

В начале своего существования Фельдъегерский корпус находился в ведении Кабинета его императорского величества, а с 26 января 1808 года Указом императора Александра I он был передан в подчинение военного министра. Этим же указом императора улучшалось материальное положение личного состава корпуса, устанавливалась выплата фельдъегерям кормовых денег из расчета 25 рублей за каждую тысячу верст пути при командировках по России. С целью закрепления чинов на службе по ходатайству командира корпуса принимались и другие меры. Так, все фельдъегери после производства их в офицеры получали дворянское звание и пользовались привилегиями, установленными для дворянства. Наконец, указ от 26 июля 1808 года разрешал офицерам корпуса, как и армейским офицерам, иметь денщиков.

Передача Фельдъегерского корпуса в систему Военного ведомства способствовала более четкой организации его служебной деятельности, установлению надлежащего воинского порядка в коллективе. Так, в одном из первых своих приказов по корпусу майор Н.Е. Касторский, руководствуясь указаниями военного министра графа А.А. Аракчеева, требовал от своих подчиненных: «Чтобы офицеры и фельдъегери, прибывающие с маршрутов от 5 часов утра до 10 часов вечера, являлись в дом военного министра, к дежурному адъютанту; после 10 часов вечера до 5 часов утра – в помещение корпуса, в свою команду. По прибытии из командировок все привезенные депеши и письма, в том числе и партикулярные (частные) представлять без изъятия военному министру, или командиру корпуса; после получения разрешения на доставку привезенной корреспонденции, ее надлежит зарегистрировать в реестры и доставить по указанным на конвертах адресатам, а реестры затем сдать командиру корпуса. При поездках в командировки и выполнении заданий по городу пассажиров ни под каким видом не брать, ибо это запрещено именным высочайшим указом; нарушители такого порядка будут строго наказываться, направляться в солдаты».

Этот приказ по корпусу, по сути своей явился первой служебной инструкцией, регламентирующей порядок несения службы фельдъегерями. Не случайно майор Касторский Н.Е. обязывал дежурных офицеров: «ознакомить всех вновь заступающих на службу фельдъегерей с указанным в приказе порядком работы и подробно растолковать фельдъегерям, чтобы, будучи в дороге, те поспешно ехали и по своей воле без нужды нигде не останавливались; не производили драк и воздерживались от горячительных напитков, от которых всякое зло происходит». Также он предупредил каждого подчиненного о том, что за нарушение этих требований они будут строго наказываться.

Этот приказ положил начало единообразию требований при работе фельдъегерей с корреспонденцией и во время исполнения ими служебных обязанностей при поездках по городу, по России и за границу, которые затем легли в основу служебных инструкций. Во время командования Н.Е. Касторского были значительно расширены функции Фельдъегерского корпуса и увеличена численность личного состава. Так, уже в 1809 году в корпусе было 19 офицеров и 64 фельдъегеря, превышая положенную по штату численность более чем в 2,5 раза. Разнообразны были и их функции: офицеры и фельдъегери осуществляли дежурство в императорских дворцах и в некоторых высших и центральных органах государственной власти и управления; прикомандировывались в распоряжение Главнокомандующих армиями, в том числе и во время ведения войн, доставляя их приказания по назначению под огнем противника; перевозили крупные суммы денег и большие государственные ценности, обеспечивая их сохранность и доставку адресатам; назначались на дежурство к высоким иностранным гостям, посещавшим в те годы Россию для выполнения их поручений и т.д.

Выполнение этих ответственных задач требовало от личного состава корпуса не только крепкого здоровья, хорошей физической готовности, но и высокого профессионального мастерства. Поэтому, если при комплектовании Фельдъегерского корпуса в момент его образования главное внимание обращалось на внешний вид, то теперь – на профессиональную пригодность к несению фельдъегерской службы. Предпочтение при приеме отдавалось тем молодым людям, которые имели уже некоторый опыт работы по доставке корреспонденции: военным курьерам военного министерства, курьерам Сенатской курьерской команды, почтальонам Почтамта. Кроме того, учитывалось и знание поступающими иностранных языков, владение которыми считалось необходимым при выполнении чинами Фельдъегерского корпуса служебных командировок за границу.

С 1810 года Фельдъегерский корпус перешел в непосредственное подчинение дежурному генералу Главного штаба, с которым впредь командир корпуса согласовывал все вопросы и выполнял его предписания. Вот одно из первых таких предписаний дежурного генерала Главного штаба генерал-майора Фока майору Касторскому от 20 августа 1810 года: «Имея обязанность наблюдать за сохранением по вверенному вам корпусу должного во всех частях порядка, предписываю на сей конец вашему высокоблагородию: 1. С получением сего представить ко мне о всех оного корпуса офицерах и фельдъегерях формулярные списки с объявлением, кто из них знает иностранные и какие именно языки, и кто в течение нынешнего года сколько раз и куда был послан, и исправно ли выполнял свою порученность. 2. В сих же списках показать, кто из офицеров и фельдъегерей квартируют в доме, под корпус нанимаемом и кто на особых квартирах и из сих последних, сколько кто получает квартирных денег из тех сумм, кои вам на наем и отопление корпуса отпускаются. 3. Книги, в кои должны быть занесены выданные в нынешнем году офицерам и фельдъегерям жалованье и последним мундирные деньги, да и вообще все по корпусу издержки представить ко мне для личного обревизирования. 4. Прогонную сумму и подорожные с книгами, в которые они записываются равно и положение, коим руководствовались в выдаче прогонов также представить ко мне. 5. Офицеров на дежурство, а фельдъегерей на ординарцы посылать ко мне по общей всем им очереди так, чтобы непременно каждый сделался мне известным. 6. С сего времени обо всех вообще делах по корпусу, как-то: об увольнении в отпуск и в отставку, о приеме в корпус и проступках чиновников и фельдъегерей предоставлять непосредственно ко мне и мимо меня отнюдь никуда ни о чем не относится, присылая и суточные о состоянии корпуса рапорта ко мне же. 7. Каждому отправляющемуся куда-либо отсюда офицеру и фельдъегерю приказывать как при отъезде, так и по возвращении являться ко мне, строжайше подтверждая им, чтобы кроме тех депеш и посылок кои дают им от мест их отправляющих, отнюдь ни от кого более не принимали под опасением за противное тому неминуемого и строгого взыскания».

Майор Касторский принял эти указания Дежурного генерала Главного штаба как руководство к действию и строго спрашивал со своих подчиненных за допущенные нарушения. Особенно строго наказывались офицеры и фельдъегери за медленную езду во время выполнения командировок. По каждому случаю задержки в пути, даже самой незначительной, они писали объяснительные записки и несли строгие наказания. Быстрота же езды фельдъегерей всячески поощрялась.

Четкость и быстрота в работе чинов Фельдъегерского корпуса были особенно необходимы во время политических обострений внутри страны и ведения Россией военных действий. В такие периоды наиболее остро ощущалась потребность в хорошо организованной и мобильной фельдъегерской связи. В первые годы царствования императора Александра I, когда войны велись почти беспрерывно, командиру Фельдъегерского корпуса приходилось направлять офицеров и фельдъегерей в действующую армию, где они использовались для передачи приказаний и донесений во время сражений и для выполнения других поручений командующих армиями и корпусами, в распоряжении которых они находились. Так, например, в 1805 году в знаменитом сражении при Аустерлице отличились расторопностью и неустрашимостью фельдъегери Х.Е. Ковнацкий и Э.С. Прохницкий, первый, состоя при императоре Александре I, второй - при генерал-адъютанте графе Ливене.

Особенно много пришлось потрудиться чинам Фельдъегерского корпуса во главе с командиром во время Отечественной войны 1812 года и заграничных походов Русской армии 1813-1814 годов. За четкую организацию фельдъегерской связи и ревностное отношение к своим служебным обязанностям майор Касторский в 1812 году был произведен в подполковники. Ему не только пришлось организовывать фельдъегерскую службу на всех ее участках, в том числе и в действующей армии, но и самому лично выполнять наиболее сложные и ответственные поручения императора Александра I. Так, он входил в число наблюдателей за секретными испытаниями аэростата инженера Леппиха, с которого предполагалось уничтожать французов, забрасывая их гранатами. На подполковника Касторского Александр I возложил хозяйственные вопросы. По личным указаниям Александра I в его распоряжение отпускались необходимые денежные авансы. Так, в записке на имя министра финансов Гурьева император указывал: «Дмитрий Александрович! Фельдъегерского корпуса подполковнику Касторскому повелеваю отпустить на покупку для известного мне потребления купоросного масла и листового железа 11.800 рублей». Подготовленный в Ораниенбауме аэростат под охраной фельдъегерей был доставлен в Москву для проведения испытаний, когда наполеоновская армия уже подходила к городу. Использовать аэростат в боевых условиях не удалось, так как испытания закончились неудачей.

Неоднократно выполнял подполковник Касторский и другие поручения императора Александра I, неизменно пользуясь у него особым доверием. Об этом свидетельствует тот факт, что Касторскому, начиная с 1809 года, по личному повелению императора, выдавалось дополнительно к жалованью ежедневно 2 рубля столовых денег.

Личный состав Фельдъегерского корпуса под руководством подполковника Касторского внес достойный вклад в дело победы над Наполеоном. Многие офицеры и фельдъегери за боевые заслуги в Отечественной войне 1812 года и заграничных походов Русской армии 1813-1814 годов были награждены орденами и медалями.

Прослужил подполковник Касторский в корпусе 17 лет, из них 15 лет был его руководителем. При нем шло становление Фельдъегерского корпуса, закладывались основы фельдъегерской службы. Было заведено самостоятельное делопроизводство, начали издаваться приказы по корпусу, отражающие все стороны деятельности личного состава и т.д. К сожалению, преждевременная скоропостижная смерть подполковника Касторского оборвала его жизнь на 39-м году, оставив жену вдовой, а многочисленных детей сиротами. Похоронен подполковник Н.Е. Касторский был со всеми воинскими почестями на Волковом кладбище г. Санкт-Петербурга. На надгробном памятнике ему была сделана следующая надпись: «Здесь погребено тело командира Фельдъегерского корпуса подполковника Касторского Николая Егоровича, родившегося в 1775 году, имевшего честь начальствовать оным корпусом по самый день кончины, последовавший в 1814 году. Сей прискорбный памятник поставлен горестною супругою, оплакивавшею смерть его с оставшимися девятью малолетними сиротами».






Возврат к списку

Скачать