Михаил Николаевич Сипягин (1905-1909)

Дата публикации: 08.12.2004
Михаил Николаевич Сипягин (1905-1909)

Генерал-лейтенант Михаил Николаевич Сипягин возглавлял Фельдъегерский корпус в один из крайне сложных и трудных периодов истории, когда Российская империя одновременно вела тяжелую войну с Японией (1904-1905) и боролась с революционными потрясениями 1905-1907 годов.

Родился М.Н. Сипягин 3 ноября 1856 года в Костромской губернии в дворянской семье. Военное образование получил в Николаевском кавалерийском училище, после окончания, которого был выпущен подпоручиком в войска. Он принимал активное участие в Русско-турецкой войне 1877-1878 годов, за отличие в боях был награжден орденами Св. Владимира 4-й степени, Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» и Св. Станислава 3-й степени. До назначения заведующим Фельдъегерским корпусом Сипягин служил в Главном штабе в должности офицера для особых поручений при начальнике Главного штаба.

Фельдъегерский корпус он принял от генерал-майора А.В. Фон-Витта во время Русско-японской войны, когда наиболее квалифицированные и добросовестные офицеры и фельдъегери были откомандированы на Дальний Восток, в действующую армию (12 офицеров и 12 фельдъегерей). Корпус был приведен в усиленный вариант с увеличением штата на 16 офицеров и 10 фельдъегерей, что потребовало от руководителя тщательного подбора кадров на вакантные должности.

Все офицеры и фельдъегери, командированные в Маньчжурию на театр военных действий, успешно справлялись с поставленными им задачами, надежно и своевременно обеспечивали доставку распоряжений Главнокомандующих фронтами, в том числе и в боевых условиях, иногда под огнем противника. Для сопровождения специальных грузов из Санкт-Петербурга в действующую армию направлялись и другие офицеры, в том числе и старшие офицеры. Так, например, в ноябре 1905 года выполнял командировку на Дальний Восток помощник заведующего Фельдъегерским корпусом полковник Родендорф, который сопровождал особый груз – знамена восьми Восточно-Сибирских полков и одного стрелкового полка и ящик с золотыми наперсными крестами от Духовного ведомства.

28 чинов Фельдъегерского корпуса были награждены орденами, в том числе орденом Св. Владимира 4-й степени – 1 чел., Св. Анны 2-й степени – 1 чел., Св. Анны 3-й степени – 8 чел., Св. Станислава 2-й степени – 2 чел., Св. Станислава 3-й степени – 16 чел. За отлично-усердную службу и участие в войне с Японией все 12 фельдъегерей получили офицерские чины. Кроме того, все 50 чинов Фельдъегерского корпуса – участников войны были награждены темно-бронзовыми медалями в память войны с Японией 1904-1905 годов и медалью Красного Креста (за огромную благотворительную деятельность в пользу раненых).

В 1905-1907 годах, в связи с напряженной обстановкой внутри страны и в столице, особенно обострившейся из-за революционных массовых волнений, обычные поручения по городу и по стране офицерам и фельдъегерям зачастую приходилось выполнять в экстремальных условиях. Так, 11 января 1905 года генерал-майор Сипягин подписал приказ по корпусу следующего содержания: «Младший фельдъегерь Зубков, будучи отправлен 9 января с бумагами из Царского села в Санкт-Петербург был подвергнут нападению бушевавшей вооруженной толпы, которая, стащив его с мотора, наносила ему побои и не выпускала его из рук, желая его искалечить. Но несмотря на все это фельдъегерь Зубков не растерялся и сумел настолько ловко вырваться из рук бунтовщиков, что даже сохранил в целости все вверенные ему казенные бумаги, чем доказал свою преданность царской службе. Мне приятно выразить младшему фельдъегерю Зубкову мою сердечную благодарность, и да послужит его честный поступок примером для всех чинов вверенного мне корпуса».

В связи с этим возник вопрос о постоянном вооружении огнестрельным оружием офицеров и фельдъегерей во время исполнения ими служебных обязанностей. Военный министр генерал-адъютант Редигер 10 августа 1906 года обратился со следующим рапортом на имя императора Николая II: «В виду условий несения фельдъегерской службы по обстоятельствам настоящего времени признается необходимым чинов Фельдъегерского корпуса, находящихся в наряде, при исполнении ими служебных обязанностей, вооружить револьверами». Император дал свое согласие, и уже в августе того же года офицеры и фельдъегери, назначаемые на службу были вооружены револьверами. А 31 августа заведующий Фельдъегерским корпусом генерал-майор Сипягин издал приказ, которым определил порядок вооружения чинов корпуса, назначаемых на дежурства и в служебные командировки: «Предписываю дежурным по корпусу офицерам ежедневно перед отправлением фельдъегерей на дежурства, в командировку, или какой-либо наряд с бумагами, снабжать каждого револьвером с семью боевыми патронами, кобурою, боевым ремнем со шнуром и брать с них расписки в получении таковых, записав № револьвера и прочее в установленную для сего книгу, а по возвращении с дежурства, командировки, или наряда, расписываться в той же книге в принятии таковых обратно в исправном виде. При этом каждый раз осматривать револьверы и прочее и если замечена будет какая-либо неисправность, то тотчас же докладывать о сем помощнику моему и заведующему хозяйством полковнику Родендорфу. Фельдъегерям каждый раз, принимая револьвер с принадлежностями от дежурного по корпусу офицера лично убедиться в исправности вручаемых им казенного имущества, при этом обращаю особое внимание фельдъегерей не злоупотреблять оружием и прибегать к употреблению в дело только в случаях самозащиты и сохранению вверенных по службе секретных и прочих бумаг».

Продолжал заведующий корпусом бороться и с отдельными упущениями по службе, подчеркивая в своих приказах требования соблюдения основных нормативных документов и обращая особое внимание на сохранность корреспонденции и бережном обращении с ней. Характерен в этом отношении приказ по корпусу от 26 января 1909 года № 26: «Мною замечено, что прибывающие из загородных местопребываний Их Императорских Величеств фельдъегери употребляют для хранения порученных им бумаг особой важности не казенные портфели, а свои собственные, при том крайне малого размера мягкой кожи и часто в таком изодранном виде, что ни к коем случае не могут служить действительным хранилищем, в силу чего, при сдаче фельдъегерями бумаг по принадлежности, конверты, безусловно, не должны быть помятыми, запачканными и чего в особенности следует остерегаться – с надтреснутыми, или даже с совершенно отставшими печатями… Фельдъегери, замеченные в дальнейшем в употреблении в вышеназванных случаях собственных портфелей, без разрешения на то дежурного офицера, в пресечении возможности доставления бумаг в поврежденных конвертах и с надтреснутыми печатями, будут сняты с загородных дежурств навсегда».

13 мая 1909 года Высочайшим приказом генерал-майор М.Н. Сипягин был освобожден от должности заведующего корпусом и уволен от службы по болезни с производством в генерал-лейтенанты, мундиром и пенсией. А 18 мая 1909 года он подписал прощальный приказ следующего содержания: «Расставаясь с Фельдъегерским корпусом, считаю долгом выразить мою искреннюю благодарность всем чинам корпуса за их добросовестную ревностно-усердную и честную службу в течение пяти лет моего заведования, в особенности же благодарю моих ближайших сотрудников: подполковника Бобровского, капитана Ананьева, капитана Ширяева, штабс-капитанов Петрова, Андрезена, Дормидонтова и поручика Васмута, вольнонаемному же писарю Михаилу Васильеву, примерному и неутомимому труженику, объявляю мое сердечное спасибо».






Возврат к списку

Скачать