Необычные поручения [«Мужская работа» № 39, январь-февраль 2012 г. (с. 48-53)]

Текст Александр Бураков

Фото Архив Государственной фельдъегерской службы Российской Федерации

О Московской олимпиаде 1980 года известно если не всё, то, по крайней мере, достаточно много. Тем не менее, некоторые факты из олимпийского прошлого до недавнего времени не подлежали огласке. На подобных документах до сих пор стоит соответствующий гриф. В 1980 году антидопинговая тема была, пожалуй, одной из самых закрытых тем московской олимпиады. Не вникая в подробности исследований на предмет выявления запрещённых препаратов, используемых некоторыми спортсменами для «улучшения» своих показателей, к антидопинговой теме мы прикоснёмся руками тех, кто по долгу службы отвечал за транспортировку и охрану биопроб. Из этих рук президент медицинской комиссии Международного олимпийского комитета принц Александр де Мерод получал необычные конверты с высокой степенью защиты, в которых была скрыта судьба золотых медалей. Кто же доставлял ему информацию о «чистоте» олимпийского золота - результатах лабораторных исследований Центра антидопингового контроля? Эти и многие другие задачи пришлось решать одной из самых закрытых спецслужб Советского Союза. По степени важности проводимых ею мероприятий, наряду с другими спецслужбами, обеспечивавшими безопасность проведения олимпийских игр в Москве, она приравнивалась к третьей категории. О ней мало что было известно, - лишь то, что её штатные сотрудники носили военную форму, а на погонах блестели офицерские звёзды.

Необычные поручения [«Мужская работа» № 39, январь-февраль 2012 г. (с. 48-53)]

В 1974 году Международным олимпийским комитетом было принято решение предоставить право на проведение XXII Олимпийских игр городу Москве. Советский Союз заслужил его за особые заслуги в области спорта. В начале весны 1975 года был создан оргкомитет, на плечи которого были возложены функции по координации проводимых спортивных мероприятий, как в Москве, так и в других городах Советского Союза. В условиях объявленного администрацией президента США Джимми Картера бойкота на плечи организаторов московских олимпийских игр ложилась высокая ответственность за безопасность спортивных делегаций, прибывавших в СССР, а также за комфортные условия проведения самих соревнований.

Необычные поручения [«Мужская работа» № 39, январь-февраль 2012 г. (с. 48-53)]

Не менее острой проблемой для оргкомитета было гарантированное обеспечение транспортировки и охраны допинг-проб с олимпийских объектов в Центр антидопингового контроля, который разместился на улице Казакова, дом 18. На правительственном уровне было принято решение привлечь к выполнению ответственного задания личный состав фельдъегерской службы. Индивидуальный подход в вопросе подбора кандидатов в группу по обслуживанию антидопингового центра имел первостепенное значение. За несколько дней была создана оперативная группа из 17 человек. Местом её дислокации был известный всем адрес: улица Огарёва, дом 6. В состав этой группы вошли наиболее заслуженные, дисциплинированные и хорошо зарекомендовавшие себя сотрудники службы, с высокими моральными и деловыми качествами, состоящие в КПСС или ВЛКСМ. Руководитель подразделения в данном случае нёс персональную ответственность за каждого представленного офицера фельдсвязи.

СПРАВКА «МР»

Необычные поручения [«Мужская работа» № 39, январь-февраль 2012 г. (с. 48-53)]

Слово «допинг» происходит от английского слова doping, dope, что означает давать наркотик, дурман. Согласно определению Медицинской комиссии Международного Олимпийского Комитета, допингом считается введение в организм спортсменов любым путём (в виде уколов, таблеток, при вдыхании и так далее) фармакологических препаратов, искусственно повышающих работоспособность и спортивный результат. Кроме того, к допингам относят различного рода манипуляции с биологическими жидкостями, производимые с теми же целями. Согласно данному определению, допингом фармакологический препарат может считаться лишь в том случае, если он сам или продукт его распада могут быть определены в биологических жидкостях организма (кровь, моча) с высокой степенью точности и достоверности.

В инструкции, разработанной комиссией по безопасности и общественному порядку оргкомитета Олимпиады-80, в одном из пунктов было сказано: «Руководитель службы перевозок и сопровождения биопроб должен воспитывать подчинённых в духе строгого соблюдения социалистической законности, политической бдительности и добросовестного выполнения служебного долга». Несомненно, этими качествами обладали все без исключения офицеры фельдъегерской службы.

Сама история этой службы, начиная с момента образования, богата множеством примеров, когда государство и его первые лица поручали фельдъегерям самые ответственные задания, и для их выполнения выбирались лучшие из лучших. Традиции, заложенные ещё императором Павлом I, основателем Фельдъегерского корпуса, были востребованы на протяжении многих веков, не потеряв своей актуальности и в советское время, в дни проведения олимпийских игр.

Руководством службы была проделана большая практическая работа по подготовке личного состава к выполнению возложенных на неё функций. На ежедневных инструктажах, проводимых в подразделении, группа перевозки допинг-проб изучала основные маршруты передвижения спецтранспорта с курьером и охраной, которые тут же наносились на карты, выданные по распоряжению комиссии по безопасности и общественному порядку оргкомитета Олимпиады-80. Повышенное внимание отводилось нештатным ситуациям, которые могли возникнуть на пути следования к объектам и особенно на пунктах приёма допинг-проб. Немаловажным требованием, предъявляемым к личному составу спецгруппы, было предельно жёсткое соблюдение конспирации. Категорически запрещалось употреблять в письменной и устной форме слово «фельдъегерь». На время проведения олимпийских игр в лексикон сотрудников подразделения должно было войти словосочетание «курьер связи». Этот вопрос был поднят на одной из пресс-конференций для иностранных журналистов, устроенной накануне открытия олимпийских игр. Им в свою очередь были представлены офицеры Государственной фельдъегерской службы - начальник одного из подразделений подполковник внутренней службы Владимир Александрович Харин и младший лейтенант внутренней службы Дмитрий Александрович Маукин. Отправляясь на встречу с журналистами, они в целях конспирации сняли с кителей орденские планки и различные ведомственные знаки отличия, что в дальнейшем было введено как правило для остальных офицеров фельдсвязи, привлечённых к работе по обслуживанию Центра антидопингового контроля.

Коллектив Центра Антидопингового контроля в дни Олимпиады-80
Коллектив Центра Антидопингового контроля в дни Олимпиады-80.
В нижнем ряду седьмой слева – принц Александр де Мерод.

Облачённые в форму сотрудников внутренней службы МВД СССР, они сразу же вызвали живой интерес у представителей прессы. Один из вопросов, прозвучавших из зала, был следующим: «Кто вы? И каким образом собираетесь обеспечивать доставку и сохранность в пути доверенных вам контейнеров с биопробами?» Не раскрывая всех тонкостей службы и уходя от порой провокационных вопросов, они представились прессе как курьеры связи. Затем Дмитрий Маукин наглядно продемонстрировал журналистам весь процесс оформления и упаковки ёмкостей с допинг-пробами в специально изготовленную для этой цели сумку-контейнер. После того как последняя пломба на страхующем его клапане была опечатана и готовый к транспортировке контейнер предстал на обозрение представителям прессы, один из темнокожих журналистов проявил чрезмерное любопытство: он попытался просунуть свою руку внутрь уже опломбированной тары, но осуществить задуманное ему не удалось - при изготовлении контейнера была предусмотрена страховка его содержимого на случай непредвиденных ситуаций. Всё было продумано до мелочей. Доступ к вложенному был не просто максимально ограничен - он был закрыт. Более того, самого офицера фельдсвязи должны были сопровождать двое сотрудников милиции, которые выполняли охранные функции и набирались из специально отобранной для этой цели группы. В Москву из Ивано-Франковска были откомандированы лучшие курсанты милицейского училища. На пресс-конференции переводчики представили их журналистам как учащихся полицейского колледжа, используя непривычное в то время для советского человека название.

Схема расположения антидопинговых пунктов и организация сопровождения проб в период XXII Олимпийских игр

Помимо Москвы свои спортивные объекты предоставили Ленинград, Минск, Киев и Таллин. В связи с этим возникла необходимость создать на базе управления фельдъегерской службы специальную лётную и железнодорожную группы, которые должны были доставлять допинг-пробы из названных городов в Москву, в Центр антидопингового контроля. В кратчайшие сроки руководителями региональных подразделений были предложены кандидатуры сотрудников фельдслужбы для выполнения столь ответственного задания. Для лётной и железнодорожной групп было выделено по шесть офицеров фельдслужбы из каждого города. Для оперативной и гарантированной доставки в Москву биопроб была разработана, а впоследствии на практике применена инструкция, благодаря которой Центр антидопингового контроля своевременно получал допинг-пробы из северной столицы и столиц союзных республик.

19 июля 1980 года взоры всего мира были обращены на Большую спортивную арену в Лужниках, где состоялось открытие XXII Олимпийских игр. Этот день для группы фельдъегерей, обслуживавших Центр антидопингового контроля, запомнился экстренным вызовом на службу, так называемой «тревогой». По сигналу личный состав обязан был собраться в указанном месте и получить вводные на дальнейшие действия. Надо отдать должное той оперативности, с которой уже через 30-40 минут сотрудники подразделения смогли прибыть на место сбора, на улицу Огарёва, дом 6.

Инструктаж, посвященный началу олимпийских игр, больше напоминал отчёт о готовности личного состава к выполнению боевого задания. Согласно календарному расписанию проведения спортивных мероприятий для группы обслуживания антидопингового центра был составлен график, определявший двенадцатичасовой рабочий день. Штатное расписание её руководящего состава было следующим: старший по отделению - капитан внутренней службы Николай Гаврилович Лавров, оперативные дежурные, координирующие работу допинг-пунктов и группы по их обслуживанию, - майор внутренней службы Валентин Владимирович Федотов, капитан внутренней службы Николай Гаврилович Лавров. Для выполнения различных специальных заданий и поручений, не предусмотренных обычным распорядком, был выделен резерв в количестве двух-трёх человек.

Ещё до открытия игр был разработан комплекс мер по тесному взаимодействию подразделения, обеспечивающего доставку допинг-проб, с силовыми структурами. Каждый выезд курьера на объекты контролировался сотрудниками московского ГАИ - автомашине «РАФ», в которой находились офицер фельдслужбы и его охрана, была предоставлена «зелёная улица». Для связи с оперативным дежурным экипаж был снабжён мобильной связью, находящейся в салоне автомашины, и радиостанциями, работающими в режиме молчания исключительно «на приём». Все эти меры усиливали контроль за перевозкой ценного груза. Постовая автоинспекция в свою очередь обеспечивала беспрепятственный проезд спецтранспорта на московских автотрассах. Благодаря такой заботе курьеры прибывали без задержек и происшествий за полчаса до окончания соревнований. Это время отводилось для знакомства с документацией и обслуживающим персоналом.

В одном из пунктов инструкции, разработанной для группы перевозок биопроб, было сказано: «Старшим наряда (экипажа) назначается курьер из лиц начальствующего состава работников фельдъегерской службы. Он несёт персональную ответственность за сохранность и своевременную доставку контейнеров с допинг-пробами и служебной документации в лабораторию». Само понятие «своевременная доставка» подразумевало беспрепятственное оперативное прибытие на объект. Обращаясь к истории фельдъегерской службы, достаточно вспомнить о той скорости, с которой «летали» русские фельдъегеря по российским дорогам. Этот азарт передавался из поколения в поколение. Менялись и совершенствовались средства передвижения, а также дороги, по которым приходилось мчаться императорским курьерам, но неизменным во все времена оставался их девиз: «Не спешить - значит терять своё достоинство!» Славные традиции предков были приняты на вооружение новым поколением фельдъегерей.

Однако офицерам фельдслужбы приходилось сталкиваться с некоторыми проблемами при транспортировке и охране биопроб. К примеру, чтобы не провоцировать посторонних лиц ношением огнестрельного оружия, руководством службы было принято решение в пользу баллончика со слезоточивым газом «Черёмуха». Это была одна из первых на тот момент моделей - громоздкое, технически несовершенное средство самообороны. Отсутствие чехла, фиксирующего баллончик, вынудило фельдъегерей носить его в боковом кармане кителя, ежеминутно опасаясь за самопроизвольное выкручивание клапана, приводящего в действие спецсредство.

При выезде на допинг-пункты старший по экипажу обязан был проверить исправность автотранспорта и радиостанций. Соблюдая конспирацию, автомобиль передвигался по улицам Москвы с закрытыми окнами и задёрнутыми шторами. Это требование создавало дополнительный дискомфорт для находившихся в нём фельдъегеря и его охраны. Хотелось бы напомнить, что столбик термометра в июле-августе 1980 года достигал тридцатиградусной отметки. От курьера и сопровождавших его лиц требовалась высокая физическая выносливость. Но даже природные аномалии не могли повлиять на качество выполнения заданий.

Необычные поручения [«Мужская работа» № 39, январь-февраль 2012 г. (с. 48-53)]

На первых порах фельдъегеря сами выступали в роли консультантов в технологическом процессе оформления биопроб. На объектах им зачастую приходилось чуть ли не «с колёс» обучать медицинский и технический персонал всем тонкостям необычной для всех процедуры. Разумеется, забор пробы осуществлялся сотрудниками олимпийского медицинского центра, зато на плечи фельдъегерей ложилась самая ответственная часть процедуры - контроль за упаковкой биопроб в специальные противоударные ёмкости, их опечатывание и оформление транспортного протокола, а также погрузка и транспортировка ценного груза до пункта назначения. Особая роль отводилась курьерам, доставлявшим допинг-пробы на авиа- и железнодорожном транспорте из столиц союзных республик. По прибытии в Москву им надлежало в купе вагона или самолёте дождаться представителей оперативной группы, которые в свою очередь должны были сопроводить фельдъегерей с биопробами в антидопинговый центр.

Ежедневно на стол президенту медицинской комиссии Международного Олимпийского комитета принцу Александру де Мероду ложились результаты обработки допинг-проб. Протоколы и документы в гостиницу «Москва», где жил принц, доставляли офицеры фельдъегерской службы, прикреплённые к нему на время проведения олимпийских игр, - капитан внутренней службы Николай Гаврилович Лавров, лейтенант внутренней службы Александр Сергеевич Синя-кин и младший лейтенант внутренней службы Дмитрий Александрович Маукин. Благодаря высокой оперативности, с которой офицеры выполняли свои служебные обязанности, президент МОК без задержек получал всю текущую информацию. Она систематизировалась и после соответствующей обработки становилась достоянием гласности. Журналистов интересовали результаты исследования биопроб, новые методы определения анаболиков и стероидов в крови, а также перспективы этой области спортивной медицины. К концу каждого олимпийского дня составлялась текущая сводка.

Необычные поручения [«Мужская работа» № 39, январь-февраль 2012 г. (с. 48-53)]

Количество проб допинг-контроля,
взятых за период с 20 июля по 3 августа 1980 года
(по видам спорта)

Вид спорта Количество проб
план факт
Баскетбол 130 130
Бокс 44 44
Борьба 100 101
Велоспорт 74 77
Волейбол 132 132
Гимнастика 39 42
Гребля академическая 60 60
Гребля на байдарках и каноэ 55 55
Дзю-до 32 32
Конный спорт 37 36
Легкая атлетика 190 202
Парусный спорт 30 30
Плавание 130 131
Прыжки в воду 20 20
Водное поло 66 67
Ручной мяч 114 114
Современное пятиборье 83 83
из них пробы на алкоголь 43 43
Стрельба из лука 22 22
Стрелковый спорт 35 35
Тяжелая атлетика 50 50
Фехтование 72 72
Футбол 80 80
Хоккей на траве 52 52
Всего: 1647 1667

Группа перевозки и охраны допинг-проб
Группа перевозки и охраны допинг-проб

Сводка о доставке биопроб курьерами (по состоянию на 23 июля 1980 года)
- количество выездов по городу Москве - 18;
- количество биопроб, доставленных в антидопинговый центр, - 94;
- замечания по транспортному протоколу по поводу оформления биопроб - нет;
- конфликты со службой безопасности и органов правопорядка - нет;
- доставка документов принцу Александру де Мероду осуществлялась в 22.00 и 02.00;
- обеспечение встреч и доставка биопроб из Ленинграда, Киева, Минска, Таллина - выполнены без замечаний;
- замечания сотрудников антидопингового центра в адрес курьеров - нет.

Не менее притягательной для средств массовой информации была олимпийская деревня, где размещались спортивные делегации. Обслуживающий персонал во время олимпиады не имел права покидать деревню, которая была обнесена забором и снаружи напоминала режимный объект. Вход в охраняемую интерзону осуществлялся строго по специальным пропускам. В исключительных случаях фельдъегерям приходилось производить приём биопроб непосредственно на территории олимпийской деревни, в специально отведённых для этой цели пунктах. Как правило, визит к спортсменам происходил рано утром, перед их завтраком. Одним из требований, предъявляемых к контролёрам со стороны комиссии по безопасности и общественному порядку оргкомитета Олимпиады-80, был пропуск курьеров на все олимпийские объекты без досмотра их вещей. Опечатанный контейнер с допинг-пробами становился на это время неприкасаемым, и допуск к нему посторонних лиц был категорически запрещён. Обратный путь к автотранспорту требовал от фельдъегеря и его охраны повышенного внимания и бдительности. Порой это расстояние приходилось преодолевать через места массового скопления людей. В таких случаях офицер фельдсвязи попадал в поле зрения не только простых зевак, но и под пристальные взоры объективов фотокорреспондентов. Охрана и представители спецслужб, окружив курьера плотным кольцом, сопровождали его до места посадки в автотранспорт.

С 20 июля (со дня начала спортивных соревнований) по 3 августа (в этот день состоялись единственные и последние соревнования в конно-спортивном комплексе «Битца») группой перевозки и охраны биопроб было доставлено в Центр антидопингового контроля 1667 проб. Кроме того, две биопробы были взяты у лошадей. Лабораторные исследования дали отрицательный результат.

Необычные поручения [«Мужская работа» № 39, январь-февраль 2012 г. (с. 48-53)]

Глава медицинской комиссии МОК принц Александр де Мерод назвал игры в Москве 1980 года самой честной олимпиадой. И это были не пустые слова. За весь период проведения игр со стороны самих спортсменов и их делегаций, а также сотрудников Антидопингового центра не было и не могло быть никаких предпосылок для допингового скандала.

16 дней весь мир пристально следил за ходом игр в Москве. В эти дни спортивные арены превращались в арены жарких баталий, на которых шла упорная борьба за спортивное «золото». Апофеозом Олимпиады-80 явилось красочное шоу закрытия XXII Московских олимпийских игр. Незабываемое зрелище, ставшее большим праздником для многих тысяч зрителей, всколыхнуло сердца даже тем, кто ещё вчера критиковал саму идею проведения олимпийского форума. Присутствовавшие на Большой спортивной арене в Лужниках участники и гости праздника не сдерживали своих эмоций. Прощание с олимпийским талисманом - Мишкой - превратилось в бесконечное море слёз и беспредельного восторга. В тот вечер на трибунах рядом со вчерашними атлетами, пловцами, гимнастами бок о бок сидели те, кто ещё вчера обеспечивал сохранность и «чистоту» олимпийского золота, те, кто на «отлично» выполнил важное государственное задание, для кого 16 дней напряжённой работы стали достоянием истории великой страны.

Оргкомитет Олимпиады дал высокую оценку работе группы по обслуживанию антидопингового центра. По итогам подготовки и проведения игр XXII Олимпиады, министр внутренних дел СССР поощрил большую группу сотрудников Фельдъегерской службы ценными подарками и денежными премиями.

Опубликовано в журнале «Мужская Работа»
№ 39, январь-февраль 2012 г. (с. 48-53)

Скачать

Ключевые слова: история, публикации, Бураков